Астрологический портал издательства Мир Урании: гороскопы, статьи по астрологии, астрологические сервисы и услуги

Астрологический

прогнозы
статьи
сервисы
услуги

портал

 
В началоГороскопыБИБЛИОТЕКА :: СТАТЬИАвторыастрологическиеАнонсыСервисыКонсультации и обучениеНаписать нам письмо
Агафонов, Алексей. СтихиальСтраницы : 12345
Астрологическая
литература
Оскар Хофман
Прогностические методы традиционной астрологии
Астрологические прогнозы на 2018 год
А.Агафонов, С.Курапов, М.Чистяков
Расписание
лектория
астролог Алексей Агафонов

 

Алексей Агафонов
Стихиаль

назад Стр.3 читать дальше


06.07.1999

  Strangers in the night
Two lonely people we were

- Левую ногу переставляешь вперед… поворот туловища вправо… наклон… ноги вместе… выпрямиться… исходная стойка…

Армед, в миру Николай Николаев, бард, знаток рейки и восточных единоборств, наставлял меня в тай-цзи-цюане в березовой рощице за новой девятиэтажной гостиницей. Мы закончили комплекс, и теперь надлежало медитировать под деревьями. Мне хотелось спать, но Армед поставил меня в позу всадника - ноги на ширине плеч, ступни параллельны, хвост вперед, под мышками ветер, голова чуть подтянута кверху за макушку и так далее. Я стоял под молодой березой, гибкой и отзывающейся на любое дуновение. Деревце чем-то напомнило мне Дину. Я закрыл глаза и расслабился, сосредоточившись на точке под пупом. Я перестал ощущать тело, но то, что береза рядом, чувствовал очень хорошо. Исполняя второй, скрытый виток комплекса, я воображал себя плывущим драконом, и вода вымывала из моих почек осадок бессонных ночей. Снизу хлынула прохладная волна, и береза, смеясь и плача, обняла меня ветками и тысячу раз поцеловала листьями в лицо, руки и шею.

Низенький и коренастый, Армед зарабатывал продажей собственных виртуозных произведений из серебряной проволоки и полудрагоценных камней. У него было постоянное место на крохотном пятачке, где такие же умельцы продавали картины и поделки из дерева и камня. Когда он перебирал свои браслеты, колечки и бусы, он казался гномом, притащившим сокровища из горных недр.

Мы постояли на причале, глядя, как мальчишки забираются на перила и прыгают в воду.

- Будь осторожен на воде, - сказал Армед. - Сегодня утром еще один утонул.

- Кто?

- Из центральной бригады. Телохранитель смотрящего.

Армед вскочил на перила, не касаясь их руками, и без единого всплеска ушел в воду. Я побрел на работу через базар, пробираясь сквозь толчею полуобнаженных тел, пропуская подростков на роликах, чудом лавирующих в толпе. Торговцы валютой переминались на входе с толстыми пачками купюр. Бритые накаченные мытари объезжали на миниатюрных юрких мотороллерах обменники, собирая деньги прямо в сетки-багажники. Они подчинялись смотрящим - контролерам отдельных участков побережья, а те отчитывались перед большими серьезными людьми.

Запивая упругий соленый сыр вином, я вспомнил, как разделались местные с северными качками, пытавшимися наехать на Серивера. У входа в кафе быстро появились мотороллеры, в зал вбежали бойцы, в ход пошли стулья и бутылки. Тела оттащили к воде, раскачали и бросили в море. Не знаю, погиб ли кто-нибудь из гастролеров; очень может быть. Дело было днем, и посетителей было мало. Я видел, как какая-то женщина прижала к себе ребенка, закрыв ему глаза рукой. Справившись за четверть часа, бойцы центральной бригады оседлали мотороллеры и уехали. Вечером, как всегда, зал был полон.

Не исключено, что две этих смерти в море - месть гастролеров. Я побаюкал занывшую левую руку и пошевелил тремя рабочими пальцами: их как раз хватало, чтобы сложить фигу. Остальные скрючились навсегда, и кисть была неестественно выгнута. В фортепианной литературе есть вещи для одной левой руки; но я не знал произведений для одной правой. Поэтому о сцене пришлось забыть - как и о многом другом.

Заур уже взлетел на насест, поражая курочек наповал белоснежной рубашкой и отглаженными брюками. Я в последнее время перешел на плавки. Мы начали с простенькой композиции "The shadow of your smile", которую Заур умудрялся превращать в трагическую элегию. Я не понимал, почему он здесь, а не в каком-нибудь "Савойе" или "Метрополе". После первого отделения одна из курочек преподнесла ему алые розы. Это происходило каждый день, но Заур был переменчив и неуловим, как воздух.

Вася, его оставшийся телохранитель и девушки появились около восьми, когда заходящее солнце зацепилось за противоположный край тента, слепя нам глаза. Компания отбрасывала длинные гротескные тени, словно четыре донкихота. Дина подошла к сцене. На ней был простенький джинсовый сарафан, за плечами - потрепанный рюкзачок. Она была босиком, с тонким серебряным браслетом на правой лодыжке.

- Вы играете что-нибудь джазовое?

- Вся наша жизнь - сплошной джаз, - белозубо улыбнулся Заур. Я прикидывал, брать ли с нее деньги, и решил, что не стоит. Мы сыграли попурри из американских мелодий. Как всегда, играя с Зауром, я забывал о времени. Он хохотал, хрюкал, повизгивал, стонал; втыкал дудку прямо мне в ухо и вздыхал, как овдовевший слон; испускал леденящие душу вопли, словно кентервильское привидение; его страсть не находила выхода, и он штурмовал стены классического квадрата; я поддерживал его широкими волнами струнных и нетерпеливыми мелизмами; наконец, Заур взлетел во вторую октаву, надолго задержавшись на неустойчивой доминанте, пробежал вниз по всему диапазону, снова поднялся к невыносимо долгой трели, и мы, синхронно вздохнув, взмыли ввысь на траурных бескрайних крыльях Adagio Каччини.

Мастерство концертмейстера, второго номера на сцене, сродни древнейшей профессии, поскольку требует полного слияния с солистом и одновременного с ним достижения кульминации. Когда экстаз проходил, я чувствовал себя храмовой жрицей, принявшей разом трех, так сказать, странников в ночи - могучего воина, безутешного любовника и клоуна. Вторая мысль всегда была: вот за это его и любят курочки. Я и сам его любил, пока он не откладывал в сторону саксофон.

На крошечной танцплощадке под нашими ногами пары, едва держась на ногах, изображали жгучую страсть. Когда мы закончили - Заур в картинном изнеможении, я аккордом из трех пальцев - все захлопали, а Дина подошла к сцене. Я спрыгнул, и она поцеловала меня в щеку прохладными губами.

- Вы здесь каждый вечер, а днем? - спросила Дина. В наше время инициатива во всем переходит к женщинам. Или я старею.

- Сначала отсыпаюсь, а потом иду к морю.

- Я тоже.

Мы договорились пойти завтра в Тихую бухту в двух километрах отсюда. А Вася? Она махнула рукой. Это дела Марии. Так я узнал, что Мася - на самом деле Мария. Я спросил о погибшем. Дина ответила, что это был несчастный случай - парень хотел собрать рапаны, нырнул и больше не вынырнул. Когда напарник его вытащил, было уже поздно. Да, сказал я, такое бывает.

В эту ночь мы снова играли почти до рассвета, смахивая деньги в футляр саксофона. Девушки несколько раз выходили танцевать. Смуглая Мария двигалась резко, порывисто, лицо ее дышало огнем. Дина струилась, закрыв глаза. Вася был сумрачен и трезв.

Под утро я снова встретил их на берегу. Мария погрузилась в пучину, как тонущий собор - контрфорсы бедер, купола грудей - и рассекла розовеющее зеркало кролем. Дина нырнула и долго не показывалась. Я досчитал до сорока семи, когда она вынырнула и поплыла навстречу встающему солнцу странным стилем. Мне показалось, что она в ластах.


назад Стр.3 читать дальше

См.также:
Об авторе
Прогноз на месяц
Прогноз на 2016 г.
Прогноз на 2015 г.
Прогноз на 2014 г.
Прогноз на 2013 г.
Заочный курс
Консультация
Книги А.Агафонова

Подписаться на
"Новости Урании"



 


© ООО "Мир Урании" - астрологическое издательство, 2007 - 2018 г.
Свободная перепечатка астрологических прогнозов и статей запрещена!
Реклама на портале, вебмастер: webmaster@urania.ru


ПОЛЕЗНЫЕ РЕСУРСЫ СЕТИ: